• Музыка
  • Книги
  • Фотоальбом
  • Пресса
  • Пресс-релиз
  • Гостевая
  • Дневник
  • Контакты
  •  

    1 глава

    Карина сидела и читала рецепт приготовления поросенка:
    "Поросенка выпотрошить, ошпарить, обжарить, разрезать тушку вдоль по грудной клетке и брюшку, вынуть внутренности и хорошо вымыть. Гречку перебрать, слегка обжарить с маслом и высыпать в подсоленный кипяток (вода должна едва прикрывать крупу), накрыть кастрюлю крышкой и поставить на час в горячую духовку. Лук измельчить, обжарить с салом, добавить измельченную печень, легкие, почки и тушить до готовности. Соединить их с кашей, вбить яйца, посолить и поперчить. Тушку поросенка наполнить подготовленной начинкой, зашить белыми нитками, положить поросенка на выложенный березовыми палочками лист спинкой вверх, а задние ножки подвернуть под брюшко. Поставить тушку на 2,5 - 3 часа в горячую духовку. На ушки, нос и хвостик положить яичную скорлупу (или же залепить их тестом), чтобы не пригорели. Чтобы тушка лучше зарумянилась, нужно почаще смазывать ее растопленным маслом. Перед тем, как вынуть из духовки, посолить. Если посолить раньше, мясо будет красными. Перед подачей к столу из тушки выдернуть нитки и высыпать начинку на блюдо. Поросенка разделить на порции: отрезать голову, отделить верхнюю челюсть от нижней, передние и задние ножки, тушку разделить вдоль на две части и каждую разделить на равное количество кусочков. Выложить их на кашу, придав форму целого поросенка, в рот ему положить корень хрена, украсить зеленью. Отдельно подать хрен с уксусом".

    - Надо сказать Лизке, своей домработнице, чтоб приготовила фаршированного поросенка на новогодний стол. Хотя я свинину не люблю, но сама понимаешь, - сделала паузу Рина, закрывая журнал с кулинарными рецептами, - год Свиньи. А как гласит народная мудрость: "Как встретишь Новый год - так его и проведешь!" Ну что там? Готово? - нетерпеливо спросила Рина девушку-парикмахера, вот уже битый час, колдовавшую над ее непослушными, жесткими волосами. - А то я уже устала, - добавила она капризным тоном.
    - Но вы же сами просили, Карин Санна, чтобы я сотворила нечто эдакое.
    - Все! - Клиентка дернула своей черной шевелюрой. - Хватит! - И, дождавшись, пока руки мастера оторвутся от ее волос, резко крутанулась на стуле. - Боже-е! - непроизвольно вырвалось из ее уст. - Что это за бараньи кудряшки?
    - Вам не нравится? - пролепетала Вера, которая вот уже как год была несменной мастерицей по прическам Карины Александровны Букиной и до этого случая, девушке всегда удавалась угадать не только желание капризной клиентки, но и часто меняющее настроение.
    А сейчас с ней будто что-то случилось. Пришла в салон вся такая нервная, дерганная. Вот и теперь сидит с недовольным видом в кресле перед огромным зеркалом и зыркает черными глазищами то на свое отражение, то на бедную Веру. Еще гляди того, сглазит.
    "Тьфу, тьфу, тьфу" - сплюнула мысленно через левое плечо парикмахерша и начала голосить, прямо как бабка-плакальщица на похоронах: - Карин Санна! Вам так хорошо! Я понимаю, немного необычно. Но вам так идё-ёт! - Милая моя, - тихо ненавидя и свое отражение, и эту дуру-парикмахершу, процедила сквозь зубы Рина. - Во-первых, прекратите меня называть по отчеству! Меня ваше "Карин Санна" - раздражает Сама ты "Санна" Лучше говори Рина. Понятно?
    - Хорошо Карина То есть Рина! - быстро поправилась Вера
    - А во-вторых, - не сбавляя оборотов, продолжала клиентка, - я с такой прической
    стала походить на Валерия Леонтьева. Оно мне надо?
    - Что вы, Рина, - труся грудями, словно спасатель Малибу, на помощь к утопающей Вере прибежала администраторша салона красоты. - Вы полистайте журналы мод. Сейчас это писк сезона.
    - Что писк сезона? - передразнила недовольная клиентка. - Бараньи кудряшки? - Именно! Щас так модно! Особенно в декабре - С чего бы это? - недоверчиво хмыкнула Рина. - Насколько мне известно, 2007 - год Свиньи, а не барана!
    - Да, - кивнула головой администраторша Валя. - Но не забывайте что всё это домашние животные: коза, корова, петух.
    - Ага! - поддакнула ей Вера
    - Значит, так! - вскочила с кресла Букина. - Мне эта "домашняя" прическа, типа "утро в курятнике", так же нужна как корове седло или козе баян. Понятно? - Она повернулась с красным от гнева лицом ко всем любопытствующим дамочкам, слетевшимся на крики, словно мотыльки на свет. - Короче, мне не нравиться! И баста! Наконец-то в зал вошла Неля - хозяйка салона, полная внутреннего и телесного достоинства, с усталым взглядом умудренной опытом женщины:
    - Зря, Риночка! - произнесла она миролюбиво. - Она тебя, между прочим, молодит! Делает как бы это лучше сказать - Неля пригляделась к клиентке повнимательней. - Слегка легкомысленной. А если еще по бокам заколоть невидимками со стразами, то будешь просто девочка
    - Да-да, - тут же подхватили администраторша, а за ней дружно и весь бабский коллектив. - Эта прическа вас молодит!
    Лицо Букиной в миг перестало быть красным. Удивленно на них взглянув, клиентка снова повернулась к зеркалу. Медленно приложив руки к волосам, словно прикидывая, как прическа будет выглядеть с предполагаемыми аксессуарами, и покрутив еще немного головой, наконец-то неуверенно выдавила из себя:
    - Ну не зна-аю. Вы так думаете, Неля?
    Авторитет хозяйки был бесспорным. Ее ответ в данный момент приравнивался к вердикту мирового судьи - "казнить или помиловать".
    - Я всегда говорю то, что думаю! Вот, возьми, - протянула Неля Букиной две блестящие
    невидимочки. - Дарю! Подарок к Новому году от нашего салона, как самой постоянной и любимой клиентке. Вера, приколи! - подмигнула хозяйка изрядно напуганной из-за сложившейся ситуации девушке.
    Та, взяв украшение, попросила Рину присесть и легким движение руки убрала по бокам пару непослушных локонов.
    - Ну как? - подбадривающее поинтересовалась Неля, после того как клиентка окончательно капитулировала. - По-моему шикарно! Это заколки от Сваровски
    Остальные девушки, как и предполагалось, одобряюще загалдели.
    Покрутив еще немного перед зеркалом курчавой головой, Рина наконец-то расплылась в довольной улыбке, и все облегченно выдохнули:
    - Вот это другое дело! - согласилась Букина.
    - И к вашему блестящему бирюзовому платью, очень идет! - подхватила администраторша Валентина. - Вы прямо как звезда эстрады! - вдруг ляпнула она невпопад. Неля незаметно ткнула болтушку в бок. Но было уже поздно. Букина вновь насупила брови.
    - Ага! Леонтьев! - буркнула клиентка.
    Вера испуганно ахнула.
    Но, бросив короткий взгляд на панели своего мобильного телефона, Карина спохватилась:
    - Уже восемь, а мне еще макияж и маникюр делать
    - Танюша, - тут же крикнула хозяйка салона куда-то вдаль, - подойди-ка к Рине! - И тут же: - Ринуля, двадцать минут на то, чтоб немного освежить макияж, добавить блеска, и двадцать, - взяла ее руку, - на маникюр. Леночка освежит пальчики. Тоже новогодний подарок от меня, - подмигнула хозяйка. - О'кей?
    - О'кей! - охотно согласилась на очередную халяву Букина. - Только мужу позвоню. - И принялась нажимать на кнопочки телефона.
    Отозвав Веру в сторонку, Неля, не снимая с лица любезной улыбки, прошипела ей прямо в ухо:
    - Еще раз допустишь такую лажу - уволю!

    2 глава

    Букин Вячеслав Викторович был из тех деловых людей, для которых работа являлась превыше всего. Семья, друзья, любовницы - все на втором плане. Хотя Смотря какие друзья. Если деловые партнеры, то это уже не друзья, а "работа". Или, к примеру, любовница: если она не просто любовницей, а женщиной, которую можно брать с собой на какие-нибудь переговоры с нужными людьми в неформальной обстановке, то она тоже становилась частью работы. Со своей не в меру темпераментной женой Кариной, он старался на подобного рода светские рауты не ходить: ее часто заносило не туда. Конечно, женщиной она была неглупой, можно даже сказать, умной, но характер Вся в мать-грузинку! Такая же строптивая и своенравная. И, что самое ужасное, абсолютно непредсказуемая, особенно если выпьет. В свое время именно эта "непредсказуемость" и привлекла молодого Славика к Карине. Они вместе учились в одном университете лет двадцать назад, когда восточные женщины в средней полосе Росси были редким и, можно сказать, экзотическим явлением. У многих мужчин тогда они ассоциировались с этакой обольстительной Шахерезадой из сказок "1000 и 1 ночь". Теперь у Букина была своя риелторская фирма "Домовой", приносившая ему немалые доходы. Карина уже два года как не работала, могла себе позволить. Бегала по врачам, лечилась от бесплодия и посещала всевозможные салоны красоты и фитнес-центр. Но при ее темпераменте ей этого казалось мало, поэтому она три месяца назад решила найти себе новое применение: стать эстрадной певицей! Конечно, Славик был против! Ну, какая из нее певунья: петь не умеет, да и возраст уже не тот. Но Карина и слушать ничего не хотела. "Буду, - говорит, - певицей и все тут!" Нашла через интернет какого-то композитора-пройдоху из Баку. Тот посоветовал ей некую музыкальную студию, и они начали записывать с ним песни. Песнюшки, конечно, так себе: третий сорт. Но Карина, страдая полным отсутствием музыкального слуха и вкуса, была довольна. Для нее был важен сам факт, что она певица, пускай и начинающая! Еще бы! Вся студия на нее пашет (за ваши деньги - любой каприз), композитор от нее на шаг не отходит, окучивая, словно редкий овощ на грядке Да еще к тому же нагло привирает, что его песни сам Шарль Азнавур поет. Поди, придерись! Нам ихний Шарль Азнавур, что им наш Авраам Руссо. И все бы хорошо, если б ей на ухо не стали шептать, как она гениальна и что пора ей выходить на большую эстраду. А большая эстрада требует больших вложений. И начались для семьи Букиных тяжелые времена. С утра до вечера Славик только и слышал от жены: "Букин, не будь букой и дай денег на раскрутку!". Конечно, она имела свои личные деньги, и немаленькие. Да и муж ей никогда не в чем не отказывал. На всякие там шубы-дубы - пожалуйста. Но на шоу-бизнес.
    Вот и сейчас у "главы семейства" зазвонил сотовый, и, устало взглянув на определившейся номер абонента, Вячеслав Викторович тяжело вздохнул: - Жена как и тайфун - отменить невозможно, а противостоять - просто нереально - везде достанет!
    Мускулистая волосатая рука Тимофея Сальникова вот уже полчаса не находила покоя, набирая один и тот же номер телефона. Вены напряглись и готовы были лопнуть, как и его терпение:
    - Сколько можно болтать! Вот старая кошелка! - выругался непочтительно Тимофей
    Мобильный его пассии был бесперебойно занят, а другого номера, например домашнего, он не знал. А ему и не положено было его знать. "Дом - это крепость!" В доме - семья, муж и дети. И в эту крепость ему, молодому прожигателю жизни, звонить было запрещено! Конечно, если бы он знал запретный номер, то мог бы позвонить, представиться коллегой по работе, водопроводчиком, свидетелем Иеговы на худой конец. Но почти во всех "крепостях", стояли определители номера, и как сторожевые псы, охраняли хозяина от непрошенных гостей. Это и становилось опасным! Могли пронюхать, рассекретить, что привело бы к незамедлительному прекращению всяческих отношений. А значит, прощайте дорогие рестораны, подарки, хорошие костюмы, а в его случае и оплачиваемая квартира на Чистых прудах.
    Да! Тимофей Сальников был обычным альфонсом, мальчиком-жигало, живущим за счет зрелых женщин, и, как говорил сам Тима, чем они "зрелее", тем они щедрее платят за подаренные минуты счастья на склоне лет.
    "Цинично! Ну и что? - рассуждал Сальников. - А разве они сами этого не знают?"
    Наконец-то в трубке послышались длинные гудки.
    - Не может быть! Дозвонился! - Тимофей даже выкрикнул это в слух. - Неужели эта калоша убрала свою дряблую задницу с телефона?
    - Да, Карина, - устало произнес в трубку Букин, - я тебя слушаю!
    - Дорогой, - начала фиглярничать жена, - ты не забыл, что обещал заехать за мной ровно в восемь?
    - Не забыл!
    - Но уже восемь, а ты еще в офисе. Нельзя так много работать. Сегодня двадцать пятое декабря и мы собирались пойти в ресторан отмечать Рождество! Неожиданно зазвонил еще один телефон - городской:
    - Подожди, мне звонят!
    Сняв трубку со словами "одну минуточку", Вячеслав Викторович положил ее на стол.
    - Послушай, Карина! - заговорил он снова в сотовый. - Зачем нам отмечать католическое Рождество? Давай отметим этот праздник как все православные - седьмого января! Так будет правильнее, и вообще, я очень устал от всех этих тусовок и банкетов. - Рина слушала и сопела в трубку. - Я понимаю, у тебя еще осталось тридцать три платья, которые хотелось бы надеть, но пойми, - муж сделал паузу, - на них еще нужно заработать!
    - Вот только не надо., - моментально отреагировала Карина на его последнюю фразу, - не забывай, пожалуйста, что, - Но она вдруг осеклась, понимая, что сейчас не время и не место выяснять их финансовые отношения.
    Букин вздохнул:
    - Я все помню, но и ты меня пойми: конец года Столько всего навалилось!
    - Ну вот! - тут же психанула Карина. - Я так и знала! Я тут купила платье, тридцать четвертое, - не упустила она возможности съязвить, - сделала умопомрачительную прическу, макияж, маникюр, а ты меня опять "динамишь"?
    - Не "динамлю", а "локомотивлю"! - отшутился Букин. - Мне правда сегодня не до веселья. Надо проверить всю бухгалтерию
    - У тебя что, нет бухгалтера? Ах, да В декрет ушла, - вспомнила Рина. - Надеюсь, ты тут не причем. Ну, смотри Букин, если ее отпрыск, будет таким же конопатым, как ты, я тебя прибью! Так мы идем сегодня в ресторан или как? - В его голосе уже слышалась
    нескрываемая угроза.
    - Идем, идем! - без особого энтузиазма пришлось согласиться Славику. - Только попозже!
    - Когда! В двенадцать ночи?
    - Нет, в десять!
    - А что, по-твоему, я буду делать в этом салоне еще два часа? - "Тайфун" набирал обороты. - Брови выщипывать? Они уже в девять закрываются! - напирала на мужа Рина. - Короче, - вдруг пришла к ней гениальная идея, - присылай за мной водителя, своего я уже отпустила! На тебя понадеялась - дура! Я еду в ресторан одна, а ты поступай как знаешь!
    Букин кашлянул в сторону, и взгляд его опять упал на одиноко лежащую трубку городского телефона.
    - Минуточку, - взяв ее в руки, буркнул он коротко незримому абоненту и вновь переключился на жену: - Ну ладно, Карин, не кипятись. Я тоже водителя отпустил. Решил не выпивать и сам сесть за руль Но я попрошу кого-нибудь из сотрудников, чтоб за тобой заехали. Напомни адрес Полянка, 10! Все Жди! - и он скинул абонента. - Влад, Матюхин! - тут же крикнул в приоткрытую дверь кабинета, одновременно взяв дожидавшуюся его на столе трубку.
    - Ты еще не ушел? - Я здесь! - раздался бодрый голос рядом, и в дверях возник худощавый, длинный, как каланча, мужчина лет тридцати.
    - Ты на машине? - и получив утвердительный ответ, Букин продолжил: - Забери мою жену из салона. Полянка, 10! Можешь заехать к девяти, все равно она раньше не соберется. Хорошо? А я подъеду позже Если вообще подъеду - добавил Букин с ухмылкой. - Только ты ей об этом не говори. Если бы ты знал, как она меня достала своими ресторанами Я так от всего этого устал. Ну, иди! Алло! - сказал он теперь в трубку, но ему никто уже не ответил. Только слышались короткие гудки +Сальников положил трубку и, взглянув, как импозантно он выглядит в зеркале напротив, брякнул ключами от машины.
    - Фортуна любит удачливых! - сказал он своему отражению и, сняв с вешалки модное кожаное пальто, вышел из офиса.



    назад
    «Приму грохнут на концерте»
     
    © Валерия Лесовская, 1995-2009 г. Любое использование материалов сайта – только с согласия автора.
    Дизайн и разработка: frilans.ru